Janina Kushtevskaya
Русский
English
Deutsch
живопись
Серафим NEW
Ангел мой, ты слышишь ли меня?
Лесной царь
Серебряный век
Песня песней
Библейские мотивы
Портреты на заказ
Дворики
книжная графика
Поэзия русской кухни
Русский поцелуй. Алфавит.
Исповедь четырёх
Тайны московских кладбищ
Разное
театр
ФАУСТ
О театре
фотография
Фотопортрет
Тильзит-театр
Модельтеатр
видео
Проба пера
о художнике
Список выставок
Биография
Пресса
Контакты
Статьи
Гостевая книга
Десткая студия

Rambler's Top100

Некоторые размышления о творчестве Янины Куштевской

ИСКУССТВО. ПО ДРУГУЮ СТОРОНУ ДЕБАТОВ ОБ ИСКУССТВЕ

     "Ибо и русские требуют чудес, и немцы ищут мудрости...", – позволим перефразировать апостола Павла. - "А мы проповедуем красоту".

       В то время, как на Востоке и Западе происходят большие изменения, стало возможным рассматривать искусство в своей первоначальной форме. Не как нечто, что постоянно находится в страстном поиске новомодной техники. Но также и не как машину-автомат, способную придавать всему определённый смысл, а все феномены постоянно подвергать критике. В конце концов это приводит к насилию над искусством, превращая его в инструмент.

     Многие русские художники борются сегодня за новое выражение в искусстве и пытаются после десятилетий соцреализма найти связь с ранним авангардом. Утомлённые возвышенной значимостью советской живописи, они находят убежище в виртуозной игре форм. Разве можно за это на них обижаться?
    

     В Германии, напротив, ко всему авангардистскому относятся скорее скептически. Такие авторитетные толкователи, как Борис Гройс, уже давно пытаются чисто символическим упражнениям модернизма приписать тоталитарную идеологию, на которую они же впоследствии возлагают ответственность за все беды XX столетия...
     А здесь художники беспрекословно предполагают определённую нравственность и обращение к гуманизму. Но и за это, исходя из опыта Третьего Рейха, разгромившего модерн, никому не стоит обижаться. И всё же обе стороны не замечают, что являются узниками одного и того же порочного круга. И те, и другие используют искусство только лишь для того, чтобы искусно подстроить под себя общественно-политическую позицию и доказать свою правоту.

     А всё гораздо проще. Перефразируя того же апостола Павла – неразумность искусства выше мудрости мира. Не мудрствование, а наивность и непосредственность; первичный, неподдельный и живой взгляд на вещи.
     Искусству ничего не нужно доказывать. Как поёт русский бард Александр Галич: "Висит картина на подрамнике. Это всё, и этого достаточно!"
     Алексадр Пушкин пишет в письме Петру Вяземскому знаменитую фразу: "Твои стихи (...) слишком умны. – А поэзия, прости Господи, должна быть глуповата".
   

      Как возможный шаг к упомянутой выше непосредственности в искусстве можно рассматривать произведения русской художницы Янины Куштевской.
     Своими картинами и графикой она вовсе не собирается принимать участие в актуальных политических дебатах об искусстве и его задачах. Она просто пишет картины, и этого достаточно. Плакатные приёмы её мало интересуют, также как и воспитательные высказывания. С сохранённой и утверждающей истину наивностью она скользит по полотну, подобно танцующему дервишу.
    
     Да, она пишет предметно, но должно ли это одновременно означать "реалистично"? Особое использование красок и своеобразное расположение объектов по кругу, возникают скорее декоративно, чем как отображение действительности. Слово "объект" здесь не совсем уместно: в картинах Куштевской граница между изображающим и изображённым незаметно исчезает, как бы растворяется. Возможно это и есть новый "магический реализм", но уже без его конструктивизма и вообще без заявки на какой-нибудь «изм»...
     К тому же, в её произведениях абсолютно нет никакой дидактики. И даже тогда, когда художница обращается к такой теме, как воспевание души, которая довольно часто интерпретировалась и интерпретируется с точки зрения морали.
    
     "Я проповедую красоту", – так бы она ответила на возможное возражение по этому поводу. Ту красоту, которая, по словам Фёдора Достоевского, «спасёт мир».
    
     Именно эта метафизика красоты почему-то быстро забывается при всех дискуссиях об искусстве. Это не удивительно, так как истинную красоту невозможно зажать в рамки. Ей не нужны никакие объяснения: она очевидна – либо она есть, либо её нет. Ах, если бы люди, рассматривающие картины, вместо того чтобы присваивать себе чужие теории, чуть больше научились доверять собственным глазам!

     В картинах Янины Куштевской красота несомненно присутствует. Это делает её сильной, но в то же время и какой-то беззащитной. Ведь у красоты нет ничего, чтобы она защищала, кроме самой себя. Она раскрывается тому, кто хочет её увидеть, и исчезает перед тем, кто слеп. И всё происходит так, как в стихотворении Пушкина "Красавица":

           "Но, встретясь с ней, смущённый, ты              
Вдруг остановишься невольно,
Благоговея богомольно
  Перед святыней красоты."

Александр Ницберг. Германия.

 

 
живопись | книжная графика | театр | о художнике | гостевая книга
Янина Куштевская © 2006. Янина Куштевская